On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Правила: Форум предназначен для обсуждения военно-исторической и военно-технической тематик. Оскорбления, мат, расистские и оскорбляющие достоинство человека высказывания не допускаются.
Если нужно быстро связаться с администрацией - почта админа - amvas73@narod.ru

АвторСообщение





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 08.02.08
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 13.02.08 15:50. Заголовок: Танковое сражение за Днепропетровск в августе 1941


Чтобы не заниматься переписыванием чужих трудов , представлю сперва информацию выложенную на сайте Сергея Самодурова, http://samsv.narod.ru -огромное ему спасибо!!

17 августа первые эшелоны дивизии начали разгружаться на станциях Лоцманская и Нижнеднепровск. Дивизия в это время была введена в состав Резервной армии Южного фронта. Полки и подразделения соединения, по мере прибытия, сосредотачивались западнее Днепропетровска, маскируя матчасть в садах и лесопосадках. Тылы располагались в поселке имени Крупской.
С эшелонами 15-го танкового полка и разведывательного батальона в Днепропетровск прибыл полковник Е. Г. Пушкин и комиссар дивизии полковой комиссар И. А. Подпоринов. В тот же день они были вызваны на совещание Военного совета армии, который состоялся в помещении школы на улице Крутогорной. Исходя из доклада командарма Н. Е. Чибисова было вполне очевидно, что главный удар противник намерен нанести на правом фланге армии из района Пятихаток, имея цель отрезать наши обороняющиеся войска от переправ через Днепр. Такого же мнения придерживался и командующий Южным фронтом генерал армии И. В. Тюленев, присутствовавший на заседании совета.
Учитывая создавшуюся обстановку, Н. Е. Чибисов приказал: не дожидаясь прибытия последующих эшелонов дивизии, выдвинуть 15-й танковый полк и разведательный батальон в направлении Кринички - Щорск в качестве подвижного прикрытия стрелковых частей, сдерживавших натиск противника, рвавшегося к городу с запада и юго-запада.
18 августа 15-й танковый полк под командованием Героя Советского Союза, участника боев с белофиннами, майора Клыпина, совершая марш направлении Щорска, вынужден был с ходу вступить в бой с передовыми подразделениями противника, прорвавшимися на рубеже реки Базавлук. Не имея времени на организацию боя, под сильным воздействием вражеской авиации нашим танкистам пришлось выдержать бой в неравных для них условиях. Развернув свои батальоны в бой прямо с марша в районе Черноивановки, полк устремился на врага. Пытаясь вывести полк из-под удара авиации, майор Клыпин и старший батальонный комиссар М. З. Николаев приняли единственно правильное решение - максимально сблизиться с противником. Умело используя складки местности, наши танкисты вели прицельный огонь с коротких остановок. Немцы, не выдержав удара, вскоре стали отходить, оставив на поле боя догорающие танки и бронетранспортеры.
Спасаясь от разгрома, гитлеровцы усилили удары с воздуха. Не имея зенитного прикрытия, полк понес потери, несколько наших танков было уничтожено в результате прямых попаданий бомб.
Перестроив боевой порядок, фашисты снова предприняли атаку, на этот раз во фланг полка. Первыми встретили наступающих бойцы и командиры 2-го танкового батальона. Подтянув противотанковую артиллерию, противник открыл огонь. Батальоны были вынуждены рассредоточиться и, используя естественные укрытия, продолжали вести неравный бой. Отважно сражался экипаж танка под командованием Николая Приперича. Его поврежденную машину окружили фашисты. Несколько часов отбивал экипаж попытки врагов овладеть танком, до тех пор пока не кончились боеприпасы.
Упорное сопротивление наших танкистов вынудило противника на время приостановить свое наступление. Как показали пленные, урон, нанесенный 15-м танковым полком врагу, оказался весьма ощутимым. Понесли потери и подразделения полка, особенно 2-й танковый батальон.
С наступлением темноты полк отошел на рубеж реки Мокрая Сура, где занимали оборону стрелковые и кавалерийские части.
Под утро на командный пункт дивизии, который был расположен в небольшом хуторке - бывшем отделении совхоза "Долинский", - возвратился полковник Е. Г. Пушкин, имея утвержденный командующим Резервной армией план на организацию боя. Анализ донесений разведки и рапорт командира 15-го танкового полка показали, что гитлеровцы основное внимание уделяют направлению Кринички - Сухачевка - Таромское.
По данным штаба Резервной армии, противник нацеливал свои удары вдоль железной дороги на Днепропетровск, имея в авангарде 13-ю танковую дивизию из состава 1-й танковой группы. Генерал фон Клейст по-прежнему оставался верным своей излюбленной тактике - вбивать бронированные клинья в оборону наших войск. Так он действовал под Янушполем, Равой-Русской, Бродами, Бердичевом, на подступах к Киеву.
По имевшимся данным, удар оккупантов предстояло ожидать со стороны Днепродзержинска во взаимодействии с войсками гитлеровцев, которые наступали с юга вдоль Запорожского шоссе.
Учитывая вероятнось действий противника, Е. Г. Пушкин решил сделать все возможное, чтобы острие удара бронированного клина пришлось по пустому месту. Придерживаясь тактики танковых таранов, гитлеровцы, уверенные в своем превосходстве, не особенно беспокоились за свои фланги. Именно этот фактор и решил использовать полковник Пушкин, планируя оборону дивизии. Необходимо было заманить противника в "огневой мешок" и навалиться на него с трех сторон сначала мощью артиллерийского огня, а затем ударами танков. Для этого штабом дивизии были выделены танковые подразделения, в задачу которых входило: на рассвете 19 августа на виду у противника произвести имитацию отхода в направлении Сухачевки. Путь "отхода" наших танкистов пролегал по дороге, которая протянулась вдоль "мешка" от своего основания до глубины.
Исходя из замысла штаба дивизии, командиры частей и подразделений получили приказ подготовить местность в инженерном отношении на своих участках. Огневые позиции 15-го и 16-го танковых полков располагались в километре западнее совхоза "Долинский" фронтом на северо-запад с таким расчетом, чтобы в любую минуту, в случае необходимости, огнем своих пушек поддержать действия артиллерии и мотострелков с места.
8-му артиллерийскому полку отводился участок в нескольких километрах впереди и левее танкистов фронтом на восток вдоль густой лесопосадки. Отсюда хорошо просматривалась дорога, проходившая через район обороны в сторону Днепропетровска, и возвышенность вдоль Днепра вплоть до Баглея.
Мотострелковый полк под командованием подполковника Абрамова оседлал железную дорогу и занял участок обороны вплоть до Днепра фронтом на запад.
Оборона дивизии приобретала форму подковы. Огневые средства располагались так, что при любых обстоятельствах противник попадал под перекрестный огонь. Укрытия для боевых машин, артиллерии и другие земляные сооружения в течение ночи были тщательно замаскированы.
В определении правильного решения немало помогли поисковые группы дивизионного разведывательного батальона, которым командовал отважный и находчивый командир капитан Акименко, погибший в боях за Подгородное и похороненный в г. Новомосковске.
В разведпоисках в те дни особенно отличились командир разведывательной роты старший лейтенант Ткаченко, о храбрости которого в дивизии ходили легенды, старшие лейтенанты Нестеренко и Локшин, мастер разведки младший политрук роты М. И. Никитенков, командир разведвзвода лейтенант Бурда, командир роты автоматчиков старший лейтенант Авганесян и другие.
Важными данными о противнике располагал также штаб 79-го погранотряда под командованием отважного чекиста подполковника С. И. Грачева. Бойцы и командиры этого отряда, отходившие с боями от западной границы, героически сражались рука об руку с танкистами 8-й танковой дивизии. Пограничниками Ивановым, Найденовым и Наумовым был захвачен контрольный "язык" из состава 93-го моторизованного полка 13-й танковой дивизии гитлеровцев накануне боя 19 августа 1941 года. При опросе было установлено время наступления частей дивизии, которой командовал в то время опытный, прошедший с боями через всю Европу генерал-майор Герр.
19 августа, ровно в восемь утра, послышался своеобразный, завывающий гул фашистских самолетов. Целая армада их шла со стороны Днепродзержинска. Вражеские "юнкерсы" около часа сбрасывали свой смертоносный груз на позиции полков. Одна волна сменяла другую. Земля и воздух содрогались от взрывов. Местами взрывной волной сносило с танков маскировку, и тогда вражеские летчики ссыпали на обнаруженные машины всю свою бомбовую нагрузку. Но маскировка все-таки сделала свое дело.
Не успела осесть вздыбленная взрывами земля, как со стороны Днепродзержинска и Баглея появились фашистские танки. Перестраиваясь из предбоевых порядков, они устремились вдоль дороги, наполняя окрестность шумом моторов. Впереди шли танки Т-IV, за ними и на флангах - Т-III и Т-II, далее пехота на бронетранспортерах и артиллерия. Выгодность такого построения была очевидна. Т-IV с более мощной броней и 75-миллиметровыми пушками прикрывали весь боевой порядок. В их задачу входило не только осуществить прорыв вероятного рубежа обороны наших войск, но и повести за собой остальные машины и мотопехоту.
Вскоре передовой отряд гитлеровцев стал втягиваться в горловину огневого "мешка". Многие командиры и бойцы дивизии впервые в тот день увидели построение огромного количества танков углом вперед. Вся эта масса двигалась на боевые порядки дивизии, создавая весьма внушительный вид.
Несмотря на то, что нервное напряжение личного состава подразделений было доведено до предела, план, задуманный командиром дивизии, был осуществлен блестяще.
В центре боевого порядка по-прежнему двигалось до батальона средних танков. Гитлеровские танкисты даже не закрывали люков. По ним-то и предстояло нанести первый удар, обрубив тем самым острие танковому клину наступающих.
Когда вражеские танки очутились в створе позиций артиллерийского и мотострелкового полков, подставив борта под огневые средства дивизии, в небо взмыли красные ракеты и дружно прогремел орудийный залп из всех калибров. За ним - второй, третий.
От первых же выстрелов загорелось более десяти вражеских машин. Батальон, шедший на острие удара, заметался вдоль дороги. Огонь из укрытий открыли КВ и Т-34. По пехоте, которая спешилась, ударили минометы мотострелков. Фланговый и перекрестный огонь действовал опустошительно. Гитлеровцы, не ожидавшие такого сильного и меткого огня, пришли в замешательство. Они открыли беспорядочную, неприцельную стрельбу из танков, артиллерии и минометов. Продолжавшие двигаться вперед, танки противника стали менять боевой порядок, пытаясь при этом выйти из зоны артиллерийского огня. Но если это некоторым и удавалось, то они непременно попадали в секторы огня танковых пушек. И снова вспыхивали машины с крестами на бортах, накрепко зажатые в огневой теснине.
Не выдержав удара, гитлеровцы вынуждены были бежать. Тщетными оказались их попытки организовать в этот день новые атаки. Их били в лоб, слева и справа. Не помогли им ни авиация, ни перестройка боевых порядков. Они везде натыкались на организованный отпор. Из горящих танков и бронетранспортеров в воздух взлетали фейерверки. Это рвались боеприпасы. 46 танков оставили фашисты в этот день на поле боя.
Ночью многие танкисты прибуксировали на командные пункты своих частей личные трофеи. В основном это были вражеские танки. В двух из них оказались живых экипажи. От попаданий снарядов башни их машин заклинило, а пушки и пулеметы были выведены из строя. Гитлеровцы оказались заживо погребенными в своих стальных коробках. Пришлось вытягивать их оттуда.
Под утро следующего дня на КП дивизии прибыл заместитель командующего войсками Южного фронта генерал-лейтенант Волох с заданием проверить правдивость боевого донесения об уничтожении дивизией 46 вражеских танков. И не удивительно: цифра для одного дня боя в то время была внушительной. Он-то и стал свидетелем, когда, вооружившись кувалдами и зубилами, наши танкисты освобождали из подбитых танков невольных "пленников". Побывав на поле боя, генерал Волох горячо поблагодарил воинов дивизии за проявленный героизм.
Два немецких танка и их экипажи были отправлены в штаб Резервной армии.
В тот же день в Берлине начальник генерального штаба сухопутных войск гитлеровского рейха генерал Ф. Гальдер в своем дневнике записал: "19 августа 1941 года группа армий "Юг". Обстановка на фронте вечером. У Днепропетровска отражена атака 100 танков противника. Подбито 52 танка. В остальном ничего нового."
Запись выглядит довольно тенденциозной. Неизвестно, кто больше повинен в этом. То ли командование 13-й танковой дивизии, которое потеряло 46 танков в течение одного дня, то ли штаб генерала фон Клейста, то ли сам Гальдер. Но в тот день по советским данным, 8-я танковая дивизия полковника Е. Г. Пушкина потеряла всего около десяти машин. И второе, явно не соответствующее истине, советские танки в этот день не наступали. Они находились в обороне.
Особенно ожесточенный бой разгорелся 22 августа. Подтянув резервы, гитлеровцы после продолжительной артиллерийской и авиационной обработки возобновили наступление. Их танки на этот раз шли под прикрытием "юнкерсов". За первым эшелоном шел второй, за вторым - третий... Героически сражались наши воины. Шквалом огня они встречали каждый танковый вал. И снова горели вражеские машины. Но гитлеровцы продолжали упорно наращивать свои силы, пытаясь во что бы то ни стало протаранить нашу оборону.
Сосредоточив основные усилия на своем правом фланге, противнику удалось потеснить некоторые подразделения дивизии и захватить ряд высот, с которых местами просматривались позиции наших частей. И тогда полковник Пушкин пустил в ход свой резерв - батальон тяжелых танков КВ под командованием старшего лейтенанта Н. С. Батаева. Дав команду к общей атаке, комдив сам повел полки в бой. Удар был настолько неожиданным, что фашисты не выдержали и побежали. Более десяти километров преследовали врагов подразделения дивизии.
Вскоре об этом сражении узнала вся страна. В сообщении Совинформбюро говорилось о том, что немцы потеряли в этих боях 99 танков, 100 автомашин, 60 противотанковых орудий, 10 бронемашин, 50 мотоциклов, десятки пулеметов и минометов. Среди захваченных трофеев - полный состав 4-орудийной батареи, несколько пушек различных калибров, а также штабной автобус с документами фашистского танкового полка.
В ходе боев в эти дни отличились многие воины дивизии. Среди тех, кто удостоен высоких правительственных наград, были лейтенанты Чернобай, Трошин, Самохин, Черевко, старший сержант Родионов, рядовой А. Замкевич, младший политрук Волошенюк, батальонный комиссар Коноваленко, майоры Чупров, Беспалов, Баскаков, Потапейко, Якунин, старшие сержанты Сопин и Фетисов, старший лейтенант Н. Батаев, капитан Максимов, политрук Дорогокупля, старший политру Лыхин, воентехник 2 ранга Гаврилов и многие другие.
Сержант И. Е. Краснослободцев в этих боях уничтожил два вражеских танка и спас жизнь раненому политруку, П. Ф. Демяновский раздавил своим танком огнеметную машину противникаЮ легковую машину и противотанковое орудие. Экипаж младшего политрука В. И. Флегентова в те дни подбил и уничтожил шесть вражеских танков.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 сентября 1941 года Ефиму Григорьевичу Пушкину за образцовое и умелое руководство, личное мужество было присвоено звание Героя Советского Союза. Полковой комиссар И. А. Подпоринов был удостоен ордена Красного Знамени.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 17
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет