On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
Правила: Форум предназначен для обсуждения военно-исторической и военно-технической тематик. Оскорбления, мат, расистские и оскорбляющие достоинство человека высказывания не допускаются.
Если нужно быстро связаться с администрацией - почта админа - amvas73@narod.ru

АвторСообщение
постоянный участник




Сообщение: 3398
Зарегистрирован: 11.09.11
Откуда: Россия, Москва
Репутация: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.01.21 23:15. Заголовок: "Погибли в осеннем небе 1939-го..."


2010 – 2021 © К.Б.Стрельбицкий
(Москва, Российская Федерация)

ПОГИБЛИ В ОСЕННЕМ НЕБЕ 1939-ГО…

…В то время, как на Дальнем Востоке догорал очередной советско-японский военный конфликт (именовавшийся воюющими сторонами «Халхин-Гол» и «Номон-хан» соответственно), в Европе 1 сентября 1939 года началась уже самая настоящая, правда пока ещё локальная, война. Начавшись в тот день нападением Германии и союзной ей Словакии на Польшу, она к вечеру 3 сентября, с выступлением на стороне последней двух «западных демократий» – Великобритании и Франции – переросла уже в новую Мировую войну…
…Советский Союз, неподалеку от западных границ которого разворачивались боевые действия, никак не мог оставаться безучастным и непричастным к этой – пусть даже фактически всё ещё локальной европейской – войне. Последовавшие за 17-м сентября события осени 1939 года на территории Западной Белоруссии и Западной Украины до сих пор называют по-разному – от «Освободительного похода Красной Армии» до «Советско-польской войны 1939 года», в то время, как с военно-исторической точки наиболее верным их названием является такое определение, как «Польская кампания Красной Армии 1939 года». Не вдаваясь здесь, однако, в политические и методологические споры, отметим, что у этих военных событий, как бы их не называть, имелся и свой авиационный аспект. История участия в них ВВС СССР и Польши до сих пор ещё ждёт своего настоящего исследователя, который, однако, сразу же столкнётся с главной проблемой – с недостаточностью с обеих сторон корпуса документов, сохранившихся к настоящему времени и отложившихся в архивах. Мы же сегодня остановимся лишь на одном из «авиационных аспектов» Польской кампании Красной Армии 1939 года, а именно – на тогдашних безвозвратных потерях личного состава советской авиации на территории Западной Украины и Западной Белоруссии.
…Первым погибшим в период Второй Мировой войны лётчиком ВВС Красной Армии стал лейтенант Михаил Демьянович Куляко – пилот самолёта-штурмовика Р-5ССС из состава 7-го штурмового авиационного полка ВВС Украинского фронта. В первый же день Польской кампании Красной Армии, 17 сентября 1939 года его самолёт не вернулся из боевого вылета, и судьба машины и лётчика тогда не были точно установлены. «Погиб в воздушном бою», – было указано в персональной карточке М.Д.Куляко, заведённой для «Картотеки безвозвратных потерь РККА в освободительном походе на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии», хранящейся ныне в Российском государственном военном архиве (РГВА, город Москва). Анализируя опубликованные после Второй Мировой войны данные, польские и российские военные историки (и в их числе – автор этих строк) пришли к выводу, что в тот день штурмовик Р-5ССС лейтенанта М.Д.Куляко был сбит в районе Делятина (ныне – посёлок Надворнянского района Ивано-Франковской области Украины) польским истребителем PZL P.11c, который пилотировал подпоручик Тадеуш Коч из 161-й истребительной эскадрильи (Podporucznik pilot Tadeusz Koc, 161 Eskadra Mysliwska Lotnictwa Polskiego). Однако, в этом, интересующем нас боевом эпизоде до сих пор остаётся много неясного, ибо, как, например, пишет о нём польский историк Лукаш Лыдзьба в своей работе «Львовяне против Р-5» (Łukasz Łydżba «Lwowiacy kontra R.5» – «Lotnictwo z Szachownicą», nr 4/2013(50), s.24 – 26), «нет ни официальных документов, ни донесения из первых рук, подтверждающих сбитие того самолёта Т.Кочем, однако, это подтверждает донесение пилота Яна Малиновского и дописки в документы, сделанные Тадеушем Кочем во время войны – несмотря на то, что сам Т.Коч в воспоминаниях, изданных в 2005 году, утверждал, что не стрелял в обнаруженный самолёт». Л.Лыдзьба имеет здесь в виду изданные тогда в канадском Торонто на польском языке воспоминания Тадеуша Коца (тот в эмиграции изменил написание своей фамилии) под названием «Голубое небо и настоящие пули» (Kotz Tadeusz «Blekitne niebo i prawdziwe kule», Toronto, «Ontario Ltd.», 2005), где о данном эпизоде он вспоминает следующее:
«... Мы взлетели через 2 часа. В Станиславове – тихо, немецких танков ещё не было, но я встретил в воздухе старомодный самолёт, похожий на французский «Потэ» Первой Мировой войны, с красными звёздами на крыльях и бортах. «Русский, - подумал я. – Сбить или нет?». Я облетел вокруг него два раза, мне было стыдно сбивать такую немощь, и я оставил его в покое…».
Оставляя на совести 95-летнего ветерана Польских ВВС, летавшего на истребителе PZL P.11с образца 1934 года, эти его слова в адрес советского штурмовика Р-5ССС, принятого на вооружение точно в том же самом году, и рассказ о его «воздушном благородстве», напомним нашим читателям, что именно из того полёта лейтенант Михаил Демьянович Куляко не вернулся, став тем самым первым погибшим в период Второй Мировой войны советским военным лётчиком.
Ещё более непонятной является гибель в тот же самый день, 17 сентября 1939 года другого лётчика – Селина Якова Ивановича. В отличие от лейтенанта Куляко он относился к младшему командному составу (его точное воинское звание в единственном архивном источнике не указано) и был не пилотом самолёта, а стрелком-радистом скоростного бомбардировщика СБ из состава 54-го бомбардировочного авиационного полка 16-й скоростной авиационной бригады ВВС Белорусского фронта. «Погиб в воздушном бою», – так же указано в его персональной карточке всё в той же в «Картотеке безвозвратных потерь РККА в освободительном походе на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии», и всё… Больше никаких упоминаний о гибели 17 сентября 1939 года стрелка-радиста Я.И.Селина в Российском государственном военном архиве нет вообще…
Небоевых же безвозвратных потерь у ВВС Красной Армии осенью 1939-го было, увы, больше, и самой крупной из них стала одновременная катастрофа сразу 4 истребителей И-15 22 сентября 1939 года. Вот как описал её неделю спустя, 29-го числа в своём донесении Командующему ВВС Белорусского фронта комдиву Гусеву начальник Штаба ВВС 4-й армии подполковник Глухов:
«Доношу по поводу гибели четырёх экипажей на с[амолё]тах И-15 лейтенантов тт. [товарищей] Таничкина, Денисова, Моргунова, Зиновьева.
21.9.39 командующим ВВС 4-й армии полковником Гущиным было приказано командиру 35-го ИАП [35-го истребительного авиационного полка] майору Полунину для усиления боевых действий по южной группировке прот[ивни]ка (южнее Кобрин – Городец) перегнать 2 звена лучших экипажей И-15 на аэродром Барановичи. Причём присутствовавший при этом майор Рыбаков лично указал майору Полунину, чтобы он самолично привёл шестёрку И-15 на аэродром Барановичи. 22.9[.1939] в 7.00 6-И-15 и один И-16 при ведущем вр[еменно исполняющем должность] штурмана полка ст[аршем] л[ейтенан]т[е] Раздобудько вылетели с аэродрома Набушево [ныне – территория Слуцкого района Минской области Республики Беларусь] на аэродром Барановичи. Из опроса оставшихся экипажей установлено, что при взлёте с аэродрома Набушево высота облачности была 300 mt [метров], в то время, как в Барановичах высота была 50 - 100 mt [метров] при видимости до 2-х клмтр [километров]. Дойдя до м[естечка] Синявка, группа вошла в сплошной туман. Ведущий группы принял решение вернуться, для чего произвёл левый разворот. Во время разворота 4 экипажа оторвались от ведущего звена и не возвратились на аэродром Набушево. Полагаю, что экипажи лейтенанты тт. [товарищи] Паничкин, Денисов, Моргунов и Зиновьев, производя разворот в сплошном тумане вне видимости земли, врезались с землю и погибли. Сведения, данные Замотом [заместителем командира авиационного отряда], что самолёты были обстреляны с земли, сомнительны. Предполагаю, что во время удара об землю взорвались бензо-баки и в горевших самолётах рвались патроны, что неопытными жителями и красноармейцами было принято за стрельбу. 3 лётчика и один обгоревший лётчик похоронены в районе с[ела] Синявка.
Виновником в данном тяжёлом происшествии считаю командира полка майора Полунина, который безответственно отнёсся к организации перелёта группы при явно неблагополучных метеоусловиях. Допустил поспешность в высылке группы И-15 в Барановичи, когда как при неблагоприятных метеоусловиях в этом нужды не было. Не выполнил указаний К[оманди]ра [авиационной] бригады майора Рыбакова [лично] привести группу в Барановичи. Штурман полка ст[арший] л[ейтенан]т Раздобудько, видя впереди сплошной туман, не принял своевременного решения вернуться на аэродром Набушево или Н[ово-]Гудков.
К[оманди]р эскадрилии капитан Гусаров, будучи в составе этой группы, также не принял мер к своевременному возвращению, а остался безынициативным рядовым лётчиком.
При отсутствии связи Н[ово-]Гудков – Набушево с Барановичами Полунин должен был произвести разведку погоды и просить разрешения на вылет, чего он не сделал».
В документе погибшие лётчики названы только по фамилиям, причём в одном случае даются два различных её написания – Паничкин и Таничкин. Проведённый нами дальнейший архивный поиск позволил точно установить имена всех 4 погибших и их персональные данные:
- Денисов Николай Ефимович – работал на Саратовском государственном котельном заводе «Универсал» и проживал в его общежитии («родителей не имеет») в городе Саратов, ныне – одноимённой области Российской Федерации. Как лейтенант штурман авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Зиновьев Василий Степанович – родился в 1914 году. Проживал по адресу: РСФСР, Ленинград-95, проспект Стачек, дом 108А, квартира 15. Как лейтенант старший лётчик авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Моргунов Михаил Павлович – родился 25.11.1914 и проживал в селе Большая Грибановка, ныне – посёлок Грибановский одноимённых городского поселения и района Воронежской области Российской Федерации. Призван Грибановским районным военным комиссариатом. Как лейтенант командир авиационного звена 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе»,
- Паничкин Александр Сергеевич – проживал по адресу: РСФСР, Воронежская область, Липецкий район, город Липецк, улица Одноличка, дом 4. Как лейтенант начальник связи авиационной эскадрилии 35-го истребительного авиационного полка Военно-Воздушных Сил 4-й армии Белорусского фронта 22.09.1939 «погиб в авиационной катастрофе».
3 октября 1939 года помощник начальника Штаба 55-й стрелковой дивизии майор Заварина и начальник её 4-й части капитан Дулькейт секретным письмом за № 4/0110 начальнику 2-го отдела Штаба 4-й армии сообщили следующую информацию:
«Фамилии погибших лётчиков частей ВВС РККА на самолётах № 4489 и 4513 (см. н[аши] донесение и отношение от 1.10.[1939]) не известны. Похоронены они на видных местах:
1) севернее Дубище ¼ км., что 9 км. южнее Ляховичи,
2) в районе выс[оты с отметкой] 96,1, что 1 ¾ км. с[еверо-]в[осточнее] Тальминовичи».
Таким образом, стало ясно, что самолёты погибли в одном районе, но в относительно далеко расположенных друг от друга местах (ныне это – «пограничные» территории Брестской и Минской областей Республики Беларусь). Дальнейший архивный поиск подтвердил это, так как в ходе него удалось установить точные места падения каждой машины:
- И-15 лейтенанта Денисова - «Р[айон]н местности Синявка, юго-восточнее 1 км. д[еревни] Тальминовичи»,
- И-15 лейтенанта Зиновьева – «Юж[нее] дер[евни] Тальмимновичи 2 клм. в лес»,
- И-15 лейтенанта Моргунова - «Р[айон]н местности Синявка, в лесу, сев[ернее] шоссе[,] з[ападнее] Грудские»,
- И-15 лейтенанта Паничкина – «Р[айон]н местности Синявка, в лесу, что сев[ернее] Ниски, южн[ее] дороги».
В тех же документах мы нашли упоминания о том, где был похоронен каждый из 4 погибших лётчиков, и была ли как-то специально обозначена его могила:
- лейтенант Н.Е.Денисов – похоронен в деревне Городище, могила никак не обозначена, но «местные жители знают»,
- лейтенант В.С.Зиновьев – похоронен «южнее фольварка Синявка на пашне», могила никак не обозначена, но «местные жители знают»,
- лейтенант М.П.Моргунов – похоронен «на кургане» у деревни Городище, на могиле установлена табличка с надписью «Погиб от бандитской руки»,
- лейтенант А.С.Паничкин – похоронен в деревне Дубище «около белого дома под липой», могила никак не обозначена.
При послевоенном «укрупнении» военных захоронений прах лейтенанта М.П.Моргунова был перенесён, участок новой могилы размером 2 на 1,5 метра был обнесён металлической оградой, а в 1967 году здесь был установлен мраморный памятник с текстом: «Здесь похоронен / военный лётчик / капитан / Моргунов / Михаил Павлович / Родился 25.XI.1914 г. / Погиб 22.IX.1939 г. / Вечная / память и слава / верному сыну / нашей Родины» (почему на памятнике воинское звание М.П.Моргунова указано как «капитан», а не как «лейтенант», каковое он носил на самом деле, нам неизвестно). Официальными шефами захоронения считались племзавод «Гончаровский» и Медведичская средняя школа. Никак же не обозначенные в своё время могилы трёх остальных погибших лётчиков ныне, увы, утрачены… Все они четверо увековечены в 1-м томе Книги Памяти Российской Федерации, а Николай Ефимович Денисов – ещё и в 19-м томе Книги Памяти Саратовской области. Не настало ли время увековечить имена их всех, хотя бы и символически, на могиле их боевого товарища в Медведичах?..
Всего, таким образом, в ходе Польской кампании 1939 года ВВС Красной Армии потеряли 6 лётчиков – пятерых пилотов самолётов и одного стрелка-радиста. Потерь же в наземном составе у советской авиации тогда оказалось больше…
Первым, 24 сентября 1939 года погиб – по неуказанной в сохранившихся документах причине – старший политрук 3-го лёгкого штурмового авиационного полка 51-й авиационной бригады Военно-Воздушных Сил Украинского фронта Балабаев Архип Власович. Он был похоронен «на кладбище в городе Изяславле», ныне это – Изяслав Шепетовского района Хмельницкой области Украины.
Спустя три дня, 27 сентября 1939 года «в результате несчастного случая при следовании эшелона на железной дороге Барановичи – Брест» погиб красноармеец шофёр 130-й авиационной базы ВВС 4-й армии Белорусского фронта Грачёв Иван Павлович (родился в 1915 году и проживал по адресу: РСФСР, Московская область, город Перово, Советская улица, дом 11, квартира 4). Известно, что он был похоронен «на кладбище в городе Бресте … могила не отмечена».
Наиболее же массовая гибель советских авиаторов в ходе Польской кампании Красной Армии была отмечена 10 октября 1939 года, когда «в автодорожной катастрофе (столкновение с поездом на перегоне Лида – Неман)» погибло сразу 9 военнослужащих 1008-го головного авиационного склада ВВС Белорусского фронта:
- техник-интендант 2-го ранга запаса Слобода Илья Петрович (родился в 1912 году в деревне Королёво, ныне – Освейского сельского совета Верхнедвинского района Витебской области Республики Беларусь. Проживал с женой по адресу: БССР, Витебская область, посёлок Освея, Себежская улица, дом 18/36. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Освейским районным военным комиссариатом),
- воентехник 2-го ранга запаса радиотехник Сорокин Александр Евстафьевич (родился в 1918 году в деревне Огрызково, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Тумановского сельского поселения Вяземского района Смоленской области Российской Федерации. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Тумановским районным военным комиссариатом Смоленской области РСФСР),
- младший командир командир отделения Евстафьев Василий Захарович (родился в 1907 году в деревне Золотовичи, ныне – Валявковского сельского совета Дубровенского района Витебской области Республики Беларусь. Служил командир взвода Военизированной охраны Главного Управления шоссейно-дорожного строительства НКВД СССР и проживал с женой Евстафьевой Антониной Дмитриевной по адресу: БССР, Витебская область, Оршанский район, город Орша, Советская улица, дом 151 (по состоянию на 1951 год жена проживала в туберкулёзном санатории «Сосновка», ныне – в одноимённой деревне Новкинского сельского совета Витебских района и области Республики Беларусь). Призван в ряды Красной Армии 01.10.1939 Оршанским районным военным комиссариатом Витебской области БССР),
- красноармеец Андрианов Николай Тимофеевич (родился в 1899 году в городе Орёл, ныне – одноимённой области Российской Федерации. Проживал с женой по адресу: РСФСР, Орловская область, Дятьковский район, посёлок Бытошь, Интернациональная улица, дом 25. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Дятьковским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Исаев Сергей Фёдорович (родился в 1915 году в селе Волынщина, ныне – Безводовского сельского поселения Кузоватовского района Ульяновской области Российской Федерации. Проживал с отцом Исаевым Фёдором Афанасьевичем там же. Призван в 1937 году Кузоватовским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кайсин Тимофей Семёнович (родился в 1916 году в деревне Березник, ныне – Октябрьского сельского поселения Зуевского района Кировской области Российской Федерации. Призван Зуевским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кислицын Иван Семёнович (родился в 1915 году в деревне Костичи, ныне – нежилой населённый пункт на территории Корминского сельского поселения Арбажского района Кировской области Российской Федерации. Призван Арбажским районным военным комиссариатом),
- красноармеец Кочергов Иван Васильевич (родился в 1916 году в селе Янгужинский Майдан, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Инсарского района Республики Мордовия Российской Федерации (жена Кочергова Прасковья Никитьевна проживала там же). Призван Ижевским городским военным комиссариатом Удмуртской АССР РСФСР),
- красноармеец Хижняк Иван Павлович (родился в 1909 году в посёлке Ново-Борисов, ныне – территория города Борисов одноимённого района Минской области Республики Беларусь. Проживал с женой по адресу: БССР, Витебская область, Чашникский район, местечко Чашники, Ленинская улица, дом 47. Призван в 09.1939 из запаса на учебные сборы Чашнинским районным военным комиссариатом).
Таким образом, в ходе Польского похода 1939 года безвозвратные потери ВВС Красной Армии составили в целом 17 военнослужащих, включая 6 лётчиков (из них – пятеро пилотов самолётов и один стрелок-радист), 1 авиационного политработника и 10 человек наземного персонала (включая 2 лиц технического командного состава, 1 среднего командира и 7 рядовых красноармейцев). Их имена открыли многотысячный мартиролог советской военной авиации 1939 – 1945 годов…

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 330
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет