On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Правила: Форум предназначен для обсуждения военно-исторической и военно-технической тематик. Оскорбления, мат, расистские и оскорбляющие достоинство человека высказывания не допускаются. Последователи резунистских псевдотеорий мимо...

АвторСообщение
Фотошпиён




Сообщение: 609
Настроение: весёленькое
Зарегистрирован: 01.12.07
Откуда: Нижний Новгород
Репутация: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.07.08 19:11. Заголовок: Танки Моонзунда.


Статья из Танкомастера №5 за 2001 год

 цитата:
Константин Стрельбицкий
ТАНКИ НА МООНЗУНДЕ.
Оборона осенью 1941 года островов Моонзундского архипелага в Балтийском море — Эзель (Сааремаа), Даго (Хийумаа), Моон (Мухумаа) и Вормси — является одной из ярких героических страниц начального периода Великой Отечественной войны. К сожалению, сегодня подвиг защитников Моонзунда остаётся в тени, так как речь идёт о боях 41 -го на территории независимого ныне государства - Эстонии. Продолжая, тем не менее, изучать ставшие по этой причине в последние годы «непопулярными» события осени 41-го на архипелаге, автор предлагает сегодня читателям «Танкомастера» первую в своём роде попытку описания неизвестной страницы забытой обороны на Балтике, а именно — участие в боях на архипелаге советской бронетанковой техники.
...Полуторамесячная борьба за Моонзунд в сентябре — октябре 1941- го завершилась поражением советских защитников архипелага. В числе многочисленных причин произошедшего послевоенные авторы неизменно называли отсутствие на островах... советских танков, применение которых, якобы, должно было помочь советским войскам в их обороне. Не останавливаясь здесь на спорности этого теоретического утверждения в целом, автор ниже, на основании впервые вводимого в научный оборот документального материала, расскажет о фактической стороне вопроса, ибо танки у защитников Моонзунде на самом деле все-таки были.
К началу Великой Отечественной войны на архипелаге (точнее — на главном его острове Эзель) дислоцировалось одно-единственное советское бронетанковое подразделение — взвод химических» (огнемётных) танков, ни тип, ни количество которых в источниках не указаны. Причём речь идёт не о армейских, а о... «морских- огнемётных танках: взвод организационно входил в состав Отдельной химической роты Береговой обороны Балтийского района Краснознамённого Балтийского флота (БОБР КБФ).
В Журнале боевых действий БОБР № 3 (за 2 — 28 августа 1941 года) содержатся всего две записи, касающиеся этого танкового взвода. Так запись, сделанная в 22.10 20 августа, содержит следующее приказание старшего воинского начальника на архипелаге. Коменданта БОБР генерал-майора береговой службы А.Б.Елисеева командиру химической роты лейтенанту Носику: «Взводу танков к 05.00 2 41 перебазироваться в мыза Кястяа и войти в подчинение майора Воинова». В графе -Примечания- напротив данной записи сделана приписка — «01.00 Вышли». Из того же документа известно, что к 01.40 22 августа взвод танков передислоцировался в указанный район. Упомянутый в процитированном выше приказании коменданта БОБР майор Войнов ранее числился в штате 3-й отдельной стрелковой бригады, вошедшей организационно в состав БОБР, а после начала войны был назначен командовать одним из вновь сформированных подразделений БОБР — кавалерийским отрядом (группой). С введением в его состав взвода химических танков подразделение майора Воинова стало именоваться «смешанным кавалерийским эскадроном».
Однако, в ходе исследовательской работы автору удалось выяснить, что в распоряжении защитников Эзеля в 1941 году, кроме несколько настоящих, штатных танков имелся ещё и ряд импровизированных бронированных машин.
Так в «Кратком обзоре боевых действий Краснознамённого Балтийского флота за период с 22.06 по 31.12.1941 г.» нашлось упоминание о том, что «в целях усиления огневой обороны, защитники Эзеля. по собственной инициативе, построили 4 танка (из тракторов), вооружённых пулемётами...». Никаких дополнительных данных по этому вопросу в архивных документах отыскать не удалось, зато об «эзельских танках» уже после войны очень подробно вспоминал бывший в 1941 году переводчиком одного из двух эстонских батальонов БОБР островитянин А.Клаас. Дадим ему слово: «... трактор-танк был построен в Курессаарском ремесленном училище под руководством мастеров Хельги и Оясауна. Основой танка послужил трактор типа НАТИ, взамен кабины и капота была изготовлена непроницаемая для пуль надстройка. Опытным путём было установлено, что шестимиллиметровый стальной лист, даже взятый вдвое или втрое, не защищает от винтовочной пули. Тогда мастера избрали такой способ: между двумя стальными листами оставляли промежуток в 3 — 4 сантиметра и заливали его цементом. Эти плиты защищали даже от бронебойных пуль. Вся надстройка танка была сварена из плоских кусков плиты, так как в условиях училища гнуть плиты было невозможно. Не удалось сделать и вращающуюся башню — пришлось с каждой стороны башни проделать отверстие для стрельбы, из которого можно было высунуть дуло винтовки или лёгкого пулемёта. В танке могло поместиться трое. Всего в Курессаарском ремесленном училище было построено три таких танка». «Особую энергию при их изготовлении проявили Биллем Эстори, Павел Хельк, Сергей Каськ, Михкель Меремза», — пишет другой эстонский автор. Сохранилась и фотография одного из таких танков, на которой у бронированного гусеничного трактора стоят 4 человека в гражданской одежде, 2 армейских командира и морской офицер. Бессодержательная подпись под снимком — «Немного смекалки — и трактор превращается в танк» — даёт богатую пищу для предположений о том, кто конкретно были эти люди — мастера Курессаарского ремесленного училища, офицеры 3-й стрелковой бригады и БОБР. Как видно из процитированного выше, речь идёт о разном количестве импровизированных эзельских танков — три или четыре, но, оказывается, что и эти цифры не являются окончательными.
Наличие у советской стороны на Эзеле единиц бронетанковой техники отмечали и готовящие сюда высадку десанта немцы. Так по данным воздушной разведки Люфтваффе в период между 7 и 12 сентября на этом острове наблюдались отдельные лёгкие танки- противника.
Относительно применения всех этих танков — как химических, так и «тракторных» — в боях за Эзель в сентябре — октябре 1941 года имеется так же весьма ограниченная и отрывочная информации. Так известно, что в первых день боёв на острове — 17 сентября взвод огнемётных танков в числе других подразделений БОБР в районе Ориссаарской оборонительной позиции принял участие в попытке выбить здесь с плацдарма ворвавшихся на Эзель немцев. Действия танкистов в документе кратко характеризовались как успешные, однако сегодня нам известно, что немцам не только удалось удержать плацдарм в районе Ориссааре. но затем и успешно расширить его. В описании дальнейших действий на Эзеле советские огнемётные танки уже не упоминаются, так что не исключено, что все они были потеряны в районе Ориссааре.
Уже цитировавшийся выше А.Кяаас в тех же своих воспоминаниях так рассказывал о применении одной из импровизированных бронированных машин: «Вечером 18 сентября я получил приказ вместе с двумя присланными из комендатуры [города Курессааре—КБС] матросами отправиться в ремесленное училище и доставить оттуда танк.... Танк мы, согласно приказу, перегнали в Тори и поставили под большими деревьями около бывшего здания больницы. Здесь наш танк был замаскирован и в то же время мы могли держать под огнём оба моста. В течение двух суток мы с пулемётчиком охраняли мосты. 20 сентября меня вызвали в комендатуру. Мы погрузились на машину и выехали в направлении Сырее. Туда же двинулся и наш танк. Позже мы видели его в Мандьяла. по-видимому, с его помощью наши подразделения держали под огнём равнину между Мандьяла и Насва.»
Профессор доктор Вальтер Хубач — автор официальной истории воевавшей на Эзеле 61-й пехотной дивизии вермахта, сам являвшийся участником описываемых событий, сообщает, в частности, о том. что «27 сентября... горные орудия 7-й батареи 161-го артиллерийского полка уничтожили прямыми попаданиями 11 дзотов и один закопанный танк». Точное место дислокации этой неподвижной бронированной огневой точки противника в источнике не указано, но, судя по тексту, речь идёт о 2-й линии обороны советских войск на полуострове Сворбе (Сырве) на самом юге Эзеля.
5 октября 1941 года организованное сопротивление советских войск на Эзеле закончилось. В коммюнике по результатам боёв на крупнейшем острове Моонзундското архипелага немцы сообщили о захвате среди многочисленных боевых трофеев и 9 танков. Не совсем понятно, о чём конкретно шла речь, тем более, что в другом источнике эти 9 трофеев именовались «бронемашинами». В любом случае, это число больше, чем вместе взятые упомянутые выше химические танки и 3 или 4 импровизированные бронированные машины БОБР.
О советской бронетанковой техники на втором по величине острове архипелага — Даго — известно так же немного. В чудом сохранившихся Журналах боевых действий здешнего Северного укреплённого сектора (СУС) БОБР автору удалось найти три упоминания по данному вопросу.
Так 28 августа, в день, когда после оставления советской стороной Таллина Моонзундские острова оказались в полном тылу у немцев, комендант СУС полковник А.С.Константинов в 15.30 отдал следующее приказание находившемуся в его подчинении командиру 3-го батальона 167-го стрелкового полка капитану М.К.Андрееву: «Выдать для танков 2-станковых пулемёта, выдать политруку 1 роты 156 сп». Таким образом стало известно, что ответственным за создание «дагоских танков» был военный комиссар 1-й роты 1-го батальона 156-го стрелкового полка политрук П.П.Прохоров. Бывший командир этого батальона майор А.Б.Столяров впоследствие вспоминал об этой бронеединице так: «Штаб СУС выделил в наше распоряжение трактор. Мы обшили его трехмиллиметровым листовым железом. Между двойными стенками обшивки уложили автопокрышки — для усиления импровизированной брони. Сверху установили станковый пулемёт, и у нас получился бронированный трактор, который вполне мог маневрировать и не боялся ружейно-пулемётного огня...». Создание танков на Даго шло под руководством военных инженеров.
В анонимном и недатированном «Отчёте о боевых действиях СУСа БОБР КБФ» о советских танках на Даго мы находим следующие строки: «...Было приступлено к приспособлению двух тракторов под бронемашины. Трактора были обтянуты 20 мм железом и на них было установлено по два пулемёта. Примечание: Боевые действия показали, что в начале действий пули не пробивали броню, но в дальнейшем оба были выведены из строя бронебойными пулями.»
Две другие записи в документах на интересующую нас тему относятся к 12 октября — дню высадки немцев на Даго и началу 10-дневных боёв за этот остров. Так в 13.15 тот же полковник Константинов приказал командиру сводного отряда моряков СУС лейтенанту Фурсову «...выслать танкетку и бронемашину в распоряжение К-ра 3/167 сп [командира 3-го батальона 167-го стрелкового полка капитана Андреева) в м. Люйдья, для уничтожения живой силы противника». В 14.00 в -Журнал боевых действий- была внесена запись о том, что «Ком-р Отряда моряков выслал 2 танкетки и бронемашину в распоряжение К-ра 3/167 сп». Безымянный автор уже цитированного выше Отчета уточняет, что 3-й батальон 167-го полка для противодействия высаженному немцами десанту в районе прибрежного пункта Нурсте был «усилен 1 танкеткой и бронемашиной (сделанной самими)».
Можно предположить, что какая-то (или какие-то) бронеединицы защитники Даго использовали в продолжавшихся весь день 16 октября тяжёлых оборонительных бояхв районе населённого пункта Нымба. Известно, что здесь против советских войск немцы использовали, в частности, 14-ю (противотанковую) роту 176-го пехотного полка 61-й дивизии, причём командир этой роты лейтенант Шлюгер погиб, отражая очередную советскую контратаку, которая, возможно, была поддержана дагоскими танкистами.
На основании процитированных документов можно, таким образом, сделать вывод о том. что в распоряжении командования СУС на Даго в августе — октябре 1941 года имелись то меньшей мере. 4 бронеединицы — 2 неидентифицированных танкетки и 2 импровизированных «танка» (или бронемашины), последние из которых были вооружены одним или двумя 7,62-мм станковыми пулемётами М-1 каждый. Однако, очевидно, что и здесь нам известны далеко не полные данные по интересующему вопросу. Дело в том, что в немецком отчёте о трофеях, взятых в ходе боёв за Даго 12 — 21 октября числятся сразу 9 бронемашин. Однако, об остальных 5 советских бронированных единицах на этом эстонском острове какая-либо информация в отечественных источниках отсутствует в принципе.
Подведем некоторые итоги этого краткого научного исследования. К настоящему времени документально подтверждено наличие в сентябре — октябре 1941 года на островах Моонзундского архипелага одного взвода химических танков. 2 танкеток и 5 или 6 импровизированных боевых бронированных машин (3 — 4 на Эзеле и 2 на Даго). Согласно же данным противника, общее количество захваченных советских -бронеединиц на островах равнялось 18. Так что впереди у исследователя ещё большое поле для поиска новых страниц истории моонзундских танков...





С уважением , Алтын. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет


Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 54
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет